Антарктида знакомится с МТС

Седьмой континент не балует взор яркими красками, в основном радуя глаз оттенками белого и серого да иногда – черного. Недавно в скромную палитру местного пейзажа вмешался ярко-красный. А все благодаря тому, что во время 19-й украинской антарктической экспедиции специалист компании NVision Group Ukraine и внештатный сотрудник МТС Дмитрий Шмырев установил здесь флаг нашего оператора. Своими впечатлениями от участия в этом мероприятии он поделился с нами. 

Антарктическая Украина

На южном континенте у нашей страны есть своя станция – «Академик Вернадский». В 1996 году британцы продали ее нам за символическую цену в один фунт стерлингов. Расположенную на антарктическом острове Галиндез (что в семи километрах от западного побережья Антарктического полуострова) станцию «Фарадей» украинцы переименовали в честь первого президента НАН Украины Владимира Ивановича Вернадского.

Добираться в Антарктиду можно по-разному. В этот раз мы достаточно быстро добрались. Три дня, пять перелетов до острова Кинг Джордж, оттуда – еще несколько дней кораблем до станции «Академик Вернадский». Обратно мы возвращались через полтора месяца, после выполнения научной программы, и шли кораблем уже десять дней, минуя пролив Дрейка, море Скоша, прямиком до порта Мар-Дель-Плата недалеко от Буэнос-Айреса.

В этом году лед сошел рано, поэтому навигация была достаточно хорошая. По плану зашли – по плану вышли. В прошлый раз нам не очень повезло – вместо запланированных двух недель мы провели на острове два с половиной месяца просто потому, что подход к станции затянуло льдами, и корабли не могли к нам подойти.

Я был на станции второй раз и занимался подводной биологией (scientific diving). Для меня это не работа, а хобби – я пловец-подводник. Ученые ездят на станцию в командировку, я же езжу в свой отпуск, беру за прошлый и будущий год сразу.

Законы Антарктиды

Правила жизни на южном континенте несколько отличаются от жизни на Большой земле. Согласно международной конвенции об исследованиях в Антарктике, там запрещены любые действия, которые могут влиять на экологию и природный баланс. Например, нельзя мусорить, жечь костры, завозить живые организмы и биологические объекты, в том числе и домашних животных. Правда, собак завозили туда еще до подписания конвенции, когда они были и средством передвижения, и едой.

Многие спросят: а как же влияние человека? Ответ на этот вопрос искали британские ученые, которые на одной из своих станций изучали влияние людей на колонию пингвинов. После долгих наблюдений на одном острове британцы пришли к выводу, что человек никак не влияет. Кстати, пингвины очень дружелюбные и первыми подходят здороваться. Сразу отвечу – пингвинов не едят. Во-первых, это запрещено, во-вторых, от них плохо пахнет, поскольку они питаются крилем (морской ракообразный планктон). Но раньше пингвинов в экстренных ситуациях ели, у тех же британских ученых есть книжечка с рецептами «Как приготовить пингвина».

В Антарктике есть лето, осень и зима. Весны там нет, так как зима резко переходит в лето. И когда у нас зима – у них лето. В этот период тает лед и появляется возможность пройти к станции кораблем, завезти новую группу ученых на «зимовку», топливо, провизию и пр. Летом температура составляет около 0 градусов, а зимой падает до –24. Дождей в Антарктиде нет, там либо снег, либо туман, либо ясно.

Инфраструктура Академика Вернадского

Станция «Академик Вернадского» – это деревянное Г-образное здание, частично двухэтажное. Одна часть строения – это научное крыло, где расположены лаборатории. Второе крыло – жилое двухэтажное помещение. На первом этаже расположены шесть кубриков по четыре человека. На втором этаже находится столовая и самый южный в мире бар «Фарадей». Кстати, «бар» – это  только название, на самом деле там ничего не продают. Когда британцы строили второе крыло, они планировали сделать большую лабораторию. Через год, когда строительные работы были выполнены, британцы передумали делать лабораторию и переоборудовали ее в бар. Сделали все в классическом британском стиле – с красивой стойкой, краниками для наливания пива (правда, это муляжи, выточенные из дерева). Сейчас этот бар является кают-компанией со всем необходимым для отдыха, с дартсом и бильярдным столом.

Отдельно от станции стоят помещение с дизель-генераторами, складское помещение, слесарная, столярная мастерская, аэропавильон, с которого во время старых метеорологических исследований запускали летающие шары. Рядом также находится аварийное помещение с запасом необходимого, где в случае какой-либо чрезвычайной ситуации можно укрыться и дождаться помощи. На большое расстояние от центрального здания вынесены научные павильоны для изучения сверхнизких частот и магнитных составляющих.

Станция рассчитана на проживание около двадцати человек и является полностью автономной. Там есть необходимый запас топлива, продуктов питания и пр. Все спланировано таким образом, чтоб станция с «экипажем» зимовщиков смогла просуществовать больше года без пополнения запасов.

Станция связывается с миром через спутниковые системы – по телефону и через интернет. К сожалению, интернет-канал низкоскоростной, и его с трудом хватает, чтоб принять/передать почту три раза в неделю. Но сейчас ребята на станции усиливают связь, они завезли большую тарелку, надеюсь, в течение года-двух ее смонтируют, и там появится хоть какое-то подобие нормальной связи.

На станции также есть зодиаки (резиновые лодки), которыми выезжают по различным направлениям.

Жизнь на льду

Распорядок дня на станции очень простой и либеральный, в отличие от некоторых других станций, где есть ежедневное утреннее построение, поднятие флага и пр. У нас такого нет. Завтрака тоже нет. Все, что нашел в холодильнике, то и съел. А обед и ужин уже готовит повар.

С понедельника по четверг все занимаются своими научными задачами. В пятницу – генеральная уборка. Каждый получает разнарядку и убирает свою территорию. Поэтому станция все время в изумительной чистоте. В субботу – праздничный ужин: на стол ставят вино, пиво. Такие застолья бывают каждую неделю, а также в праздники и дни рождения. В воскресенье у повара выходной, он отдыхает и ничего не готовит – его заменяет дежурный.

На станции проводят исследования метеорологи, геофизики, геомагнитчики, биологи и т.д. Кроме того, здесь есть обеспечивающий персонал – повар, доктор, дизелист, системный механик, системный администратор (IT). Все живут дружно, коллектив сплоченный, конфликтов никогда не возникает, несмотря на то, что все друг друга видят постоянно и достаточно длительное время.

График научной работы у каждого свой. У каждого есть своя утвержденная научная программа и свой план, который надо выполнять – хоть ночью, хоть днем. Например, метеорологи постоянно снимают свои показатели раз в три часа, вне зависимости от времени суток, поэтому их обычно присылают вдвоем, чтоб они сменяли друг друга.

Есть в Антарктиде и развлечения. На острове Галиндез, где стоит наша станция, есть ледник – купол, с которого люди катаются на лыжах и сноубордах. Если в группе есть толковый механик и люди не ленятся, то они ставят и бугельный подъемник (весной его надо снимать, чтоб он не заржавел). Рядом со станцией есть озеро, и когда оно замерзает, там играют в футбол. Есть даже тренировочные скалы для скалолазов.

Телевидения и радио на Антарктиде, конечно же, нет. Но есть очень большая аудио- и видеотека: каждая «зимовка» что-то с собой привозит. За 19 лет на станции скопилось столько всего – одних CD и DVD дисков почти кубометр, и это не включая того, что находится на серверах.

Антарктида – большой заповедник

В этом году нашей основной научной программой была морская биология и подводные исследования. Результатом нашей работы стало создание трех морских заповедников. В международном праве существует такой термин, как «морской охраняемый район», т.е. мы создали в Антарктике три морских охраняемых района под управлением Украины (заповедник в заповеднике). Например, недалеко от нашей станции есть острова, которые таким образом описали и закрепили за собой американские и британские специалисты, потому что там живет колония своеобразных пингвинов, которых изучают и никого к тем островам не подпускают. А мы закрепили за Украиной подводные объекты и будем их изучать.

Во время проведения исследований мы нашли губки, которым несколько десятков тысяч лет. Это очень интересные организмы, которые растут со скоростью 0,3 миллиметра в год. У найденных нами губок размер с человека, поэтому можно приблизительно прикинуть их возраст.

А четвероногих бегающих зверей в Антарктиде нет. Это царство птиц, которые представлены пингвинами, скуа (поморник), футляроносами (наверное, единственная из полярных птиц, которая не умеет плавать), чайками, крачками. Из млекопитающих в Антарктиде водятся всевозможные тюлени и киты, которые также оставляют неизгладимое впечатление.